picture_1

Евросоюз: геополитические амбиции и проблемы внешней политики

👁 1 892

Информационно-аналитический портал Newtimes.az опубликовал статью Камала Адыгезалова «Евросоюз: геополитические амбиции и проблемы внешней политики».

Представляем вниманию читателей данный материал без изменений:

«На этапе интенсификации сложных геополитических процессов глобального масштаба судьба такой организации, как Евросоюз, представляет серьезный интерес. Еще более актуализирует вопрос, в частности, переживаемый ею в последнее время глубокий кризис. В настоящее время в ряде регионов наблюдаются напряженность и вооруженные столкновения. Совершаются даже покушения на территориальную целостность некоторых стран. В таких условиях многое зависит от того, какой внешнеполитический курс изберет ЕС. В связи с этим аналитики дают свои прогнозы. Подходы у них разные. Среди них особо отмечаются два стратегических курса. Очевидно, что Европа пока не нашла конкретных путей выхода.

Проблемы, вызванные старой парадигмой 

Роль, которую играет Евросоюз (ЕС) в глобальной геополитике, неоспорима. Данная организация, являющаяся центром интеграционных процессов в Европе – развитой точке мира, уже в течение нескольких десятилетий демонстрирует, что имеет серьезное международное влияние. Начиная с конца XX века (в особенности, после Лиссабонского саммита организации), ЕС избрал курс на то, чтобы стать одним из основных геополитических центров тяжести.

Процессы, связанные с организацией, стали ярче всего проявляться именно после этого.

Поэтому есть необходимость проанализировать эти противоречивые процессы. Прежде всего, отметим, что ЕС в геополитическом аспекте ведет себя крайне амбициозно. Цели, поставленные им перед собой в данном качестве, автоматически делают крупные мировые державы – США, Россию и Китай соперниками. Хотя Америка является естественным союзником Европы, у нее самой имеются конкретные геополитические интересы.

В вопросе геополитических интересов Вашингтон не намерен кому-либо уступить. На наш взгляд, отношение России и Китая к амбициям ЕС также вполне ясно. Но есть общий геополитический момент в отношении Москвы и Пекина к ЕС. Этот момент заключается в том, что Россия и Китай рассматривают Европу как «тыл». Точнее, они желают, чтобы Европа оказывала безвозмездную помощь в создании новых технологий, высококвалифицированных кадров и формировании новых инфраструктур.

Вне сомнения, в этом качестве ЕС приходится играть роль не столько самостоятельной глобальной геополитической силы, сколько «резервного пространства», дающего толчок развитию других стран. И трудно полагать, что Брюссель примет эту роль. Что касается Америки, то у нее общих с ЕС интересов немало.

А недавняя иде
я создания трансатлантической зоны свободной торговли также поступила именно из-за океана. Если этот процесс состоится, то возникнет крупная геополитическая сила, против которой вряд ли кто в мире может устоять. Развивающиеся страны обеспокоены этой идеей. В экономическом, политическом, демографическом и военном планах союз США-ЕС обладает большим потенциалом. Вместе с тем в мировой политике ЕС пытается играть независимую роль.

Вряд ли Вашингтон доволен этим, поскольку Америка ни при каких обстоятельствах не отступит от намерения лидировать в одиночку.

По этой причине Европа для нее должна быть настолько сильной, чтобы уметь активно защищать интересы Америки в евразийском пространстве.

Претензия на глобальную силу: есть ли потенциал? У европейских политиков свои планы. Они уверены, что у ЕС достаточно потенциала, чтобы стать глобальной силой.

Эксперты также отмечают, что у ЕС имеются лидерские возможности в следующих трех сферах. Во-первых, организация имеет достаточно высокий экономический потенциал. Во-вторых, Европа имеет большое культурное и культурно-политическое влияние.

В этом смысле неслучайно центральное место в деятельности организации занимает понятие «европейские ценности».

Данный термин употребляется в широком смысле. На деле в корне этого термина лежит кантовская парадигма международных отношений. Великий немецкий философ Кант в этом плане отдавал приоритет крайне либеральным ценностям. Беря за основу эту позицию, ЕС придал «европейским ценностям» широкие смысловые оттенки.

Так, основное место здесь занимают мирное урегулирование спорных вопросом, соблюдение политических и гражданских прав, обеспечение свобод человека, соблюдение прав этнических меньшинств.

В понятие «европейские ценности» входят и такие факторы, как обеспечение экономической и политической стабильности на основе социальной солидарности, формирование внешней среды, основанной на атмосфере безопасности и дружбы. Английский исследователь Дж.Линдли-Френч лаконично отразил суть Европы. Имея в виду «европейские ценности», он писал: «Сущность Европы как центра силы, олицетворяемого Европейским союзом, заключается в ее фундаментальной моральности».

Примечательно, что это своеобразие занимает центральное место и во внешнеполитическом курсе организации. Этот момент эксперты рассматривают в качестве как сильной, так и слабой стороны геополитической концепции ЕС.

Ближневосточный и украинский кризисы еще более выпукло продемонстрировали сказанное. В-третьих, широкие возможности военно-политического влияния.

Эксперты отмечают, что среди государств-членов ЕС есть и обладающие мощной армией. Из них Франция и Англия имеют ядерное оружие. А Германия традиционно является государством с мощной военной системой. В настоящее время в состав организации входят 28 стран, что означает еще большее увеличение ее возможностей в этом направлении.

В принципе за счет такого военно-политического потенциала ЕС может играть роль глобальной геополитической силы. На фоне всего сказанного серьезная критика западными экспертами и аналитиками в последние годы внешней политики Евросоюза представляется вполне логичной.

По их мнению, уже пора менять традиционный политический курс Европы, называемый «мягкой силой» и подразумевающий крайний либерализм. Дело в том, что курс, названный «turf wars» – трудная война за суверенитет, силу, права человека и контроль, в современной геополитике себя не оправдывает.

Взамен организация должна разработать «более реальный» внешнеполитический курс. Для этого она должна провести реформы как у себя внутри, так и в отношениях со стратегическими партнерами. В этом плане эксперты резко критикуют ближневосточную, североафриканскую и украинскую политику ЕС. В частности, «мягкую позицию», которую Брюссель занял в египетском, иранском и сирийском вопросах, они характеризуют как образец «беззубой политики».

Правда, официальный представитель ЕС провел переговоры в Египте и Иране, но они оказались безрезультатными. В Египте обвинили Мурси, а в иранском вопросе особого продвижения в рамках, предложенных Европой, пока нет.

Вместе с тем, недостаточная эффективность внешней политики ЕС объясняется сирийским примером. В этом вопросе Брюссель почти не играет особо серьезной роли. В Брюсселе скорее созерцают игры, которые ведут США, Россия, Иран и частично Китай.

Критики даже недоумевают по поводу того, почему ЕС занимает пассивную позицию тогда, когда Иран имеет влияние в Сирии. Они отмечают, что причина этого заключается во внешнеполитическом курсе, опирающемся на «мягкую силу» и называемом «нормативной европейской силой».

Кямал Адыгезалов

www.1news.az

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

👁 1 892