240937457

Была ли украинская революция достоинства бесполезной?

👁 221

логотип Al Jazeera

На улицах горят покрышки, в центре города воздвигнуты баррикады, за ними стоят палатки, ораторы на трибунах и толпы перед трибунами призывают покончить с коррумпированным режимом. Так выглядел Киев, столица Украины, с ноября 2013 года по февраль 2014 года.
Общественные протесты на Майдане незалежности (Площади независимости) привели к кровопролитным беспорядкам, по итогам которых был свергнут пророссийский президент Украины Виктор Янукович. Эти события сейчас называют революцией достоинства.
«Мы сумели избавиться от Януковича и от его партии заодно. Мы направили нашу страну в сторону Европейского Союза. Но обе эти цели не были главной причиной, по которой люди вышли на улицы», — объясняет Анна Стецко, участвовавшая в протестах с самого начала — сперва она разносила еду, а потом стала координатором добровольной медицинской бригады.

«Смыслом Майдана было дать украинскому народу справедливость и уважение», — заявила она Al Jazeera. «Майданом» в обиходе часто называют украинское протестное движение в честь места, где происходило основное действие.
Люди требовали суда над коррумпированными чиновниками и над окружением Януковича и возвращения украденных из бюджета средств.

Новое правительство во главе с Арсением Яценюком сразу же призвало зарубежных партнеров Украины заморозить активы и экономические ресурсы обвиняемых в присвоении бюджетных денег.
Были созданы Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) и Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП).
Однако серьезных результатов общество так и не увидело. Теперь нынешнее правительство обвиняют в том, что оно оказалось не лучше своих предшественников.
«К большому несчастью, мы не смогли уничтожить коррупцию. Прискорбно, но она остается такой же, какой была [до Майдана]», — говорит Стецко.
«Ни одна из значимых фигур не отправилась за коррупцию в тюрьму. Миллиарды украденных долларов так и не вернулись на Украину, в украинский государственный бюджет. Это, конечно, по-своему печально».
По ее словам, винить в этом можно тот факт, что правительству пришлось иметь дело с вооруженным конфликтом в двух восточных регионах страны, в которых пророссийские повстанцы откололись в 2014 году от Киева и создали Луганскую Народную Республику и Донецкую Народную Республику.
«Нам пришлось формировать правительство и выбирать президента в условиях чрезвычайной ситуации. У народа не было большого выбора. У нас не нашлось хорошо подготовленных лидеров», — считает она.
«Реформы проводились, потому что их требовали Евросоюз и общество. Не все они были эффективными. Верхушка сменилась, но среднее звено во многих сферах осталось тем же».
«Они либо переименовали ведомства, либо сменили руководство, оставив костяк сотрудников прежним. Скажем, в полицию опять набирают людей, служивших в ней до революции», — добавила активистка.
Отсутствие полноценных реформ стало главной причиной неудач с возвращением украденного в украинский бюджет, полагает исполнительный директор Transparency International Украина Ярослав Юрчишин.
Он сообщил Al Jazeera, что правоохранительные органы представляли доказательства недостаточно быстро и поэтому не смогли предотвратить возвращение контроля над активами в руки людей, обвиняемых в коррупции.
К тому же коррупционные дела, в которых речь идет о хищении миллионов долларов, рассматривались нереформированными судами низшей инстанции наравне с делами о мелких преступлениях, что замедляло процесс и позволяло процветать коррупции, утверждает Юрчишин.
В январе 2016 года Европейский суд общей юрисдикции в Люксембурге вынужден был отменить замораживание активов и экономических ресурсов пяти украинцев (в том числе двух бывших премьер-министров) из-за нехватки информации, подтверждающей, что речь идет о присвоенных государственных средствах, которые были незаконно выведены с Украины.
«Чем больше времени потребуется для того, чтобы доказать, что эти активы были украдены у Украины, тем ниже вероятность их возвращения в бюджет страны», — подчеркнул Юрчишин.
«Люди, которых подозревают в коррупции и у которых замораживают активы, используют суды, реформа которых еще не была проведена, для — как минимум, временной — отмены приказов об аресте этих активов на Украине и за рубежом. Потом они эти активы продают».
Al Jazeera выявила аналогичную, но еще более наглую схему, используемую одним из владельцев замороженных активов.
Согласно неподписанному договору, имеющемуся в распоряжении Отдела журналистских расследований Al Jazeera, продавец замороженных активов, которым, по нашим данным, является связанный с Януковичем украинский газовый магнат Сергей Курченко, незаконно продал их, даже не снимая с них арест.
По имеющимся у нас сведениям, ему принадлежит зарегистрированная на Кипре компания Quickpace, активы которой на сумму в 160 миллионов долларов были арестованы по подозрению в том, что они были приобретены на похищенные из украинского бюджета средства. Однако Курченко продал эти активы двум другим украинским олигархам, надеющимся снять арест самостоятельно и получить на вложенные ими 30 миллионов долларов 130 миллионов долларов прибыли.
По словам Юрчишина, надежды вернуть активы, успевшие сменить владельцев, нет.
Тем временем люди, месяцами стоявшие на Майдане, добиваясь перемен, утешаются небольшими достижениями.
По словам Стецко, слегка улучшилась ситуация с мелкой коррупцией в полиции, образовании и здравоохранении.
«Многие отказываются платить взятки и разрешают проблемы законным путем. Это маленький шаг, но он заслуживает внимания».
«Майдан, без всякого сомнения, был оправдан. Люди должны были понять, что от них что-то зависит. Они начали ходить на выборы, начали думать», — говорит она.
«Я надеюсь, что хотя бы через долгое время мы достигнем того, за что мы боролись на Майдане».

 

Фото: © AP Photo, Sergei Grits

Автор: Тамила Варшаломидзе (Tamila Varshalomidze)

Источник
Оригинал публикации: Was Ukraine’s Revolution of Dignity in vain?

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

👁 221