rtx2ebvr.jpg__1518627662__49261

Доля выпускников престижных вузов

👁 188

Босс против профессора: почему выпускники престижных вузов не могут найти работу

Выпускник условного «престижного вуза», не умеющий сложить числа в Excel столбиком, — не редкость. Работодатели жалуются, что давно не смотрят на «корочку», но абитуриенты все равно стремятся в топовые учебные заведения. Зачем?

Современный работодатель выставляет высокие требования к образованию соискателей, утверждая при этом, что давно не обращает внимание на «корочку» и не доволен качеством выпускников. В то же время вчерашние школьники продолжают стремиться попасть в престижный вуз.

Таким образом, обе стороны живут словно в параллельных реальностях. Абитуриенты видят золотые горы и всемирную славу по окончании вуза. Работодателей бросает в ужас при слове выпускник. Университеты говорят, что наши выпускники настолько востребованы, что треклятые Google и Apple только и грезят, как бы переманить наших выпускников. А что в итоге? Налицо фундаментальное непонимание между работодателем, с одной стороны, и университетом, с другой.

Причина этого конфликта кроется в самой природе университета как социального явления. Университет однажды возник и развивался столетиями по одним законам. Но вот настала индустриальная эпоха. Университет вынужден был стать массовым, по сути, потерял свою элитарность. Даже у Гарварда 350 000 живущих ныне выпускников. Вузы первой сотни — как правило, целые города на 20 000-40 000 студентов. Университет начал реагировать на запрос экономики массовой подготовкой кадров.

Наше представление о том, что университет должен кого-то готовить, должен отвечать реалиями экономики, рынка и т.д. — явление нового времени, если не новейшего. Спросите любого абитуриента и родителя, для чего поступаешь в университет X? Мало кто ответит: чтобы заниматься наукой, знать все на свете, прочитать 5000 книг, стать сверхразвитой гармоничной личностью. Вовсе нет! Ответ в подавляющем большинстве банален: чтобы после выпуска найти хорошую работу. Что такое «хорошая работа» — это отдельный разговор.

Вузы внушают поступающим, что по окончании открываются колоссальные перспективы: высокие рейтинги, среди выпускников — сплошь миллионеры и госчиновники. И не поспоришь! Вот только чья это заслуга: университета с его «фундаментальным классическим образованием» или все-таки самого человека, поставившего некую цель и достигшего ее?

Причина конфликта университет/работодатель заключается в том, что университет на протяжении почти тысячи лет своего существования как социального института (Салерно/Болонья — первый вуз) был предназначен совершенно для других целей, нежели массовая подготовка менеджеров среднего звена или инженеров-токарей-ударников производства.

Для понимания причины этого конфликта коротко проследим этапы развития университета и попробуем определить контуры образования будущего.

Средневековый университет был предназначен исключительно для воспроизведения такой социальной группы, как богословы. Университет был таким же средневековым цехом, как, например, цех кожевников или стеклодувов. Знание в то время было крайне ограничено, книг мало, каждая была на вес золота. Отсюда и происходит ценность «знания», понимаемого как набор суммы фактов о мире. Раз информации мало, то сам факт получения этой информации автоматически выделяет вас из 99% населения, которое банально не умело читать. Отсюда и проистекает известная нам со школы «зубрежка», заучивание учебников/конспектов перед экзаменами. И отсюда в определенном смысле элитарность университетского образования, которого было капля в море невежества.

Следующая фаза развития университета, назовем ее «Университет 2.0», — это так называемый «Исследовательский университет», основоположником которого считается Иоганн Гумбольдт. Суть этой модели в том, что университет: а) нацелен на исследования и на воспроизводство новых поколений ученых, б) нацелен на воспитание «универсального» человека, который знает все обо всем и имеет специализацию в одном направлении.

Безусловно, университет изменился с XIX века: появились прикладные программы уровня магистра, MBA и т. д. Сейчас мы видим рост онлайн-образования, модульного обучения, обучения через всю жизнь и прочие модные тренды.

Отсюда и проистекает конфликт университет/работодатель. Первый исторически не был нацелен на рынок труда, поскольку этого рынка в нашем понимании попросту не существовало. Знание/информация — это высшая ценность для истинного ученого. С точки зрения же работодателя, университеты дают избыток знаний. Ему бы, работодателю, навыки работы с десятком программ, готовность проводить в офисе по 12 часов в сутки — и он счастлив.

А что рейтинги вузов? По большому счету рейтинги вузов ориентированы как раз на оценку того самого исследовательского университета. Вот список наиболее частых метрик:

— репутация вуза в академической среде;

— соотношение количества преподавателей к количеству студентов (чем меньше человек в группе, тем, в теории, больше преподаватель уделяет внимания каждому студенту и тем выше качество образования);

— отношение количества цитирований к количеству преподавателей или количества цитирований к количеству публикаций;

— уровень интернационализации вуза (чем выше доля иностранных студентов, преподавателей, тем лучше).

Все это действительно может помочь при выборе программ уровня магистратуры и особенно PhD (аспирантуры). Особенно, если потенциальный абитуриент смотрит предметный рейтинг. Но как все это может помочь работодателю?

Образование будущего:

— Модульность. Программы полного цикла (занятия с утра до вечера) станут раритетом или будут использоваться именно для подготовки исследователей. Для стандартного работника размытой оцифрованной, полуофисной, полудомашней реальности понадобится четкий, ограниченный, но постоянно обновляемый набор навыков и знаний. Поэтому, условно, бакалавриат будет не 4-летним, а 3-летним по два-три дня в неделю вечером после работы и онлайн.

— Мультиязычность. Развитие сервисов перевода сотрет такое понятие, как основной язык преподавания.

— Цифровизация. Все больше секторов образования будут переходить в онлайн и на уровень тех технологий, которые сейчас разрабатываются, но не являются массовыми в образовании (дополненная реальность, виртуальная реальность, прямая передача информации в мозг и т. д.).

— Смерть университета. Большинство вузов мира попросту отомрут за ненадобностью, в лучшем случае станут филиалами огромных корпораций, предоставляющих услуги образования полного цикла.

Фото: Brian Snyder / Reuters

Автор: Олег Соловьев

Источник

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

👁 188