or-45729

Новороссия как «каноническая территория» украинской унии?

👁 143

Галицийские униаты замыслили объединить Украину. Дотянутся ли до Новороссии?

В Львовском горсовете прошла презентация «проекта содействия объединению Украины», разработанного Украинским католическим университетом на грант экуменического фонда Niwano Peace Foundation. Фонд создал наблюдатель на Втором Ватиканском соборе Н. Нивано, а «выш» (так теперь называют украинские вузы) основала униатская Украинская греко-католическая церковь («УГКЦ»).

Как отметил представитель «выша», «университет системно работает в направлении духовного единства украинского народа». Особенно системный подход к униатскому «объединению страны» проявился после захвата власти на Украине духовными преемниками гитлеровских коллаборационистов, благословлённых некогда униатскими иерархами.

Drang «на схід!»

Вот и теперь, пользуясь войной нацистов на восточном фронте, парохи (так в унии называются настоятели приходов) застолбили своими каплычками новую для них «каноническую территорию», на которую никогда ранее не ступала нога униата. Делается это вполне по-иезуитски (а унию подготовили на Малой и Белой Руси именно иезуиты) «с благими намерениями»: мол, для удовлетворения духовных нужд «українських вояків» и для раздачи гуманитарной помощи местному населению. Через униатов работают мощные гуманитарные программы лично от понтифика. Так что, если самопровозглашённым ЛДНР не удастся восстановить территориальную целостность, уже следующее поколение жителей Донбасса и прилегающих (прифронтовых) областей будет воспринимать этот некогда местный (в пределах двух с половиной областей Украины) культ как традиционный и для Новороссии. Что поделаешь! В конце концов свыклись же киевляне с нахождением на левом берегу Днепра «Патріяршого собору», хотя ещё 15 лет назад перенос униатского престола из Львова в Киев вызывал многотысячные протесты.

Даже при поляках в Киеве, который располагался исключительно на правом берегу, унии не удалось обосноваться. Король вынужден был прислушаться к предостережениям киевского православного братства о возможном массовом зимнем уходе парохов под днепровский лёд.

А сегодня предводитель «УГКЦ» Шэвчук объявляет «исторической территорией» унии уже и левобережные Бровары. Предшественник его Гузар в 2005 году то же плёл о Киеве, когда «возвращался в традиционную резиденцию Отца и Главы УГКЦ», чтобы «Божий свет и Божья сила снова засияли на Киевских горах». Следует понимать так, что до униатов колыбель крещения Руси и матерь городов русских пребывала во мраке. Вот и Шэвчук объявляет: «Выдвигаемся на Восток, где так не хватает веры, надежды и любви!» Лихо!

Пользуясь благосклонностью родного фашистского режима, галицийские униаты вообще пытаются продвинуться на роль общегосударственной конфессии. Поэтому духовников карателей не смогут встретить даже так, как в Киеве 2005 года. Однако неприязнь к союзникам всех оккупантов родной земли последних четырёх с лишним столетий остаётся.

Вот на преодоление подобных «стереотипов» и «направлен проект» католического университета. И для «выстраивания диалога… на основе любви и доверия» «в городах юга и востока Украины» за основу будет принят «опыт межрелигиозного диалога митрополита Андрея Шептыцкого». «Мы стремимся показать фигуру Андрея Шептыцкого в качестве примера человека, который… закладывал фундамент для единства в многообразии», – поясняет координатор проекта.

Разумеется, русским православным Донбасса не откроют те «основы любви и доверия», на которых польский граф Роман Мария Александр Шептыцкий (воспитанник иезуитов, в базилианстве Андрей) душил русское православное возрождение в Галицкой Руси. Не расскажут о его роли в наполнении первых в истории Европы концлагерей. Постараются скрыть от потомков православных казаков, воевавших против Австрии в Первой мировой, планы по утверждению всё того же «света католической веры» в Области Войска Донского, которые Шептыцкий подготовил для Вены к «разгрому России». Не ознакомят их и со следующим обращением «Апостольского администратора Украины» (1) к униатской пастве: «Ведётся война между нашим цесарем и московским царём, война справедливая с нашей стороны. Московский царь не мог перенести, что в австрийском государстве мы, украинцы, имеем свободу вероисповедания (sic!) и политическую волю. Он хочет забрать у нас эту свободу, заковать нас в кандалы. Будьте верны цесарю до последней капли крови». Именно по предложению Шептыцкого был сформирован легион первых украинских эсэсовцев, или, как их тогда называли, «есесів», прославившихся тем, что первыми бежали с поля боя.

Зато «с радостью» поделятся с православными униаты панегириками своего «Мойсея» (прости, Господи) царю Николаю II от 2015 года, когда армию Его Величества восторженно встречали львовяне и вся Галиция. Шептыцкий направил государю поздравление с «успехами русской армии и воссоединением Галичины с Россией». «Апостольский администратор» удостоверял, «что трёхмиллионное население Галичины с радостью приветствует русских солдат, как своих братьев». Уверял, что «предан царю и Святой Руси готов отдать жизнь и душу за дело царя». Хоть сейчас перекладывай на музыку казачьего гимна! Так что униатам, действительно, есть что предложить из «многообразия Шептыцкого». И не только из «опыта диалога митрополита» столетней давности. Ибо во время Второй мировой история повторилась с удивительной точностью!

Ещё в конце двадцатых папский администратор легализовал во Львовском воеводстве агента абвера, будущего «вождя» ОУН Андрея Мельника, назначив его управляющим епархиальным имением.

Андрей Шептицкий со знаком «Свастика заслуги» в одном из скаутских лагерей украинских националистов.

Шептыцкий со знаком «Свастика заслуги» в одном из скаутских лагерей украинских националистов

А в начале сороковых в столицу Галиции войдёт уже целый батальон «Нахтигаль», укомплектованный оуновскими пасомыми Шептыцкого. Так 30 июня 1941 года начался Львовский погром, унёсший жизни 5 тысячам представителей «неправильных национальностей». Омывшись от крови, каратели устроили вечером «народное собрание», где провозгласили «акт о восстановлении украинской государственности». В нём, в частности, говорилось: «Восстановленная Украинская Держава будет тесно сотрудничать с Национал-Социалистической Велико-Германией, которая под руководством Адольфа Гитлера создаёт новый порядок в Европе и мире». Участники собрания, в котором приняли активное участие униатские парохи, направили приветствия Бандере, Гитлеру и Шептыцкому. Последнего представлял его коадъютор Йосып Слипый. От лица своего начальника он выразил полную солидарность с происходящим и призвал к тому весь народ. Затем Шептыцкий уже лично приветствовал «Победоносную Немецкую Армию», повелев «каждому душпастырю совершить благодарственное Богослужение» и «вознести многолетие победоносной немецкой армии и украинскому народу».

Поддержка «украинского Моисея» вермахту не ограничивалась молитвами. 2 декабря 1942-го он так наставлял остарбайтеров из Галиции: «Как ваш пастырь я был бы рад каждого из вас благословить на эту дорогу… Помните, что вы обязаны выполнять все работы и справедливые приказы начальников… »

Начальник 2-го отдела абвера Эрвин фон Лахузен докладывал: «Приятно отметить роль митрополита Андрея Шептыцкого, который всегда был и остаётся нашим активным приверженцем… Сотрудничество с митрополитом и его окружением – яркий пример использования широких возможностей церкви в интересах Абвера».

Штурмбаннфюрер СС, начальник отдела Главного управления имперской безопасности Карл Нейгауз также подтверждал, что «в течение всей войны германские правительственные органы имели тесный контакт и полную поддержку со стороны униатской церкви в Польше и на Украине»: «Униатское духовенство… полностью включившись в гитлеровскую военную политику, оказывало немцам всяческую поддержку и получало от них за это соответствующее вознаграждение… Шептыцкий и его ближайшие сотрудники… играли активную роль в создании… дивизии СС «Галиция». В состав этой дивизии СС включились многие… униатские священники. Это был один из редких случаев, когда представители церкви добровольно, непосредственно участвовали в эсэсовской организации». Подчеркнём, речь идёт не о сотрудничестве отдельных служителей с СС, не о вынужденном признании целыми униатскими организациями гитлеровской оккупационной власти, а о добровольном «предоставлении широких возможностей церкви» для осуществления гитлеровской военной политики.

В первом полугодии 1942 г. во Львове было проведено три «архидиацезиальних синода», на которых «рассматривались в основном два вопроса»: послушание новой [гитлеровской] власти и окатоличивание Украины, в частности «создание новых приходов на всей территории СССР». Не на тех ли «синодах» были выработаны методы продвижения унии на Юге и Востоке Украины, используемые сегодня? И не потому так радовался Шептыцкий взятию немцами Киева? «Как глава Украинской греко-католической церкви, я передаю Вашей Экселенции мои сердечные поздравления по поводу овладения столицей Украины, златоглавым городом на Днепре – Киевом! – писал он «с особым уважением» фюреру. – Украинская греко-католическая церковь знает об истинном значении могучего движения Немецкого народа под Вашим руководством… Я буду молить Бога о благословении победы, которая станет гарантией длительного мира для Вашей Экселенции, Немецкой Армии и Немецкого Народа».

Когда «могучее движение немецкого народа» застопорилось под Сталинградом, Шептыцкий благословлял свою паству на труд во благо Рейха в воскресные и праздничные дни…

И даже в год освобождения Галиции от фашистов этому «пророку» и «провидцу» хватало ума распорядиться сдать на переплавку колокола для нужд фронта. Уж и главнокомандующий запрещённой в России УПА Шухевич засомневался в целесообразности продолжения сопротивления, но услышал «пастырское наставление» искать союза с Великобританией и США, не прекращая военные действия: «Сын мой… Всякие переговоры УПА с Советами – это предательство наших националистических идеалов. Напомните нашим людям: верность до последнего!»

И в это же самое время сам архиоборотень уже просчитывал возможности очередного перевоплощения.

Его-то, скорее всего, и подсунут жителям Донбасса.

«Праведник мира», версия 4.0

«Я искренне рад, что советская власть освободила нас от этих немцев, и об этой радости и об обязанностях, вытекающих из неё, говорил и говорю верующим и духовенству, – заверял Шептыцкий в 1944 году подполковника Даниленко, курировавшего отношения львовского управления НКГБ СССР с униатами. – Не далее как сегодня у меня состоялся собор местного духовенства и некоторых приезжих. Такие соборы у меня бывают каждый четверг. Так вот я поучал их, как нужно быть благодарным и покорным советской власти, ниспосланной нам Богом».

«Вы бы видели, как митрополит Андрей выступал перед собором духовенства, который у него до болезни собирался каждый четверг, – подтверждал протопресвитер Гавриил Костельник. – Речь страстная, глаза от увлечения собственными словами блестят, ну настоящий большевик!».

7 сентября 1944 года Шептыцкий выступил с речью на «праздничной сессии Собора в церкви св. Юра» по поводу «занятия нашего края Победоносной Красной Армией» (четвёртой по счёту «победоносной» в изложении этого польского графа).

Ознакомившись с ней, в управлении НКГБ по Львовской области вынесли заключение: «О коммунизме [митрополит] говорит, как о доктрине с широкими мировыми тенденциями. Это выражение митрополита вызовет настоящую сенсацию среди духовенства и интеллигенции, ибо никто не отважился дать такую высокую оценку коммунизму».

Чтобы ещё убедительней продемонстрировать лояльность к советской власти, Шептыцкий составил 10 октября 1944 г. послание на имя «верховного вождя» и «великого маршала непобедимой Красной армии» И.В. Сталина. «Наша церковь, как и весь народ, найдёт в СССР под Вашим водительством полную свободу работы и развития в благополучии и счастье», – выражал уверенность корреспондент.

Иосиф Виссарионович не успел отреагировать подобно царю Николаю Александровичу, начертавшему на полях письма Шептыцкого лаконичную резолюцию: «Аспид». Граф скоропостижно преставился. Попросив, вероятно, считать его коммунистом.

Как видим, «многообразие» этого непревзойдённого архиоборотня заключалось в предложении сменявшим друг друга правителям идеологических услуг абсолютно противоположного свойства. Вполне по-украински, если вспомнить эволюцию мазеп, филаретов, грушевских, всех президентов и лжепрезидентов Украины. А потому следует согласиться: именно уния как мать украинства, как религиозный институт, который при поддержке австрийской короны и польских властей, собственно, и создал в Галицкой Руси «закваску украинской нации», способна сплотить «украинский мир». Однако без ликвидации мира русского это невозможно.

Согласится ли с этим Русский мир?


(1) Под «Украиной» Ватикан подразумевал тогда окраинные (малороссийские) области «исторической Польши».

Автор: Дмитрий СКВОРЦОВ

Источник

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

👁 143