Pravoslavie

Ответ винницкому дельцу из XII века

👁 189

Туровский златоуст винницкому дельцу о русском мире — ответ из XII века

Украинская автокефалия — промежуточный этап к переходу под власть папы римского

11 мая (28 апреля по русскому стилю) память святителя Кирилла, епископа Туровского второй половины XII века.

В другой раз можно было бы поговорить о богословском и литературном величии этой жемчужины русского средневековья, но повестка дня, определяемая ныне борьбой за единство православия на Руси, заставляет обратиться к сугубо архипастырскому слову святителя.

«Из Царьграда пролился на нашу благословенную землю свет христианской Веры, – вещает сегодняшний правитель Киевской земли винницкий делец Порошенко, испрашивая автокефалию у Константинопольского патриарха. – Это уже потом мы поделились этим светом с тем Залесьем, где давние киевские князья опрометчиво основали Москву».

И вот спустя тысячелетие тот же Константинополь снова может помочь «Украине-Руси» (именно её по убеждению Порошенко крестил князь Владимир). На сей раз «исправить ошибку» киевского князя и оторваться от этого самого «Залесья»: «Томос об автокефалии удалит рудимент опасной для Украины политической ереси, которая называется русским миром и который придумали, кстати, именно иерархи РПЦ».

Ответим этому исследователю «рудиментов» медицинской (в его случае) справкой от главы пресс-службы УПЦ МП Василия Анисимова: «»Русскому миру» без малого тысяча лет. По крайней мере, в XI веке в Киеве о нем говорят как о реальности, а не как о какой-то идее или концепции. Об этом свидетельствует памятник нашей древней словесности второй половины XI века, который называют «Слово на обновление Десятинной Церкви»… В соборе находились привезенные Владимиром из Херсонеса мощи святого Климента, папы римского… За два с половиной столетия своего существования храм несколько раз подвергался частичным разрушениям и после капитальных ремонтов в нем возобновляли службы. На торжествах обновления и была произнесена клириком Десятинного храма упомянутая речь. В ней – похвала святому Клименту, киевскому князю (очевидно, Изяславу Ярославичу), и, конечно же, Киеву: «Так сотворил Христос Бог наш, чтобы это церковное солнце – угодник Его, а наш заступник святой священномученик Климент – из Рима пришел в Херсон, а из Херсона – в нашу Русскую страну для спасения нас, верных… Посему и мы славим, и хвалим, и кланяемся в Троице славимому Богу, благодаря верного раба Его, который умножил талант своего господина не только в Риме, но и в Херсоне, и во всем русском мире»…»

Выдающийся историк Церкви, культуролог и филолог Е.Е. Голубинский пришёл к выводу, что «Слово на обновление Десятинной Церкви» – памятник XII века, и автор его – святитель Кирилл Туровский. Так что «ввели понятие русского мира» не «иерархи РПЦ» (которой ещё не существовало), а иерарх Константинопольской церкви, которая и утвердила на кафедре Туровского княжества преосвященного Кирилла. Да и не «ввёл» он понятие русского мира, а, исходя из контекста «Слова…», использовал, как давно устоявшееся.

Впрочем, и здесь отчасти согласимся с «гарантом нації», были киевские, туровские и даже галицко-волынские иерархи русскими. И даже – о, зрада! – российскими. Потому как ещё в IX веке Константинопольский патриарх основал в «украинской столице» митрополию Россия. Ну не знал он, извините, никаких «украинцев» и никаких «Украин». «Русь» же для ромеев была названием одного из народов, населявших землю, которую они называли по-гречески Россией.

Однако это не значит, что украин (окраин) у земли Русской не было. В частности, украиной залесской (тем самым Порошенковым «Залесьем») во времена Кирилла Туровского называли Волжско-Окское междуречье, где и располагалась та самая «опрометчиво основанная украинскими князьями Москва». Но и её, продолжим ликбез для дельца из Винницы, совсем не киевские князья основывали. А Юрий Долгорукий сделал Москву, – уже существующую, – своей ставкой, будучи князем Ростово-Суздальским. А вот когда сын его – «первый клятый москаль» Андрей Боголюбский — вознамерился вслед за перенесением столицы на север образовать и отдельную от Киева митрополию, святитель Кирилл осудил епископа Владимиро-Суздальского, который, похоже, и подбивал на раздел Русской церкви великого князя. Осудил как еретика и, по некоторым сведениям, инициировал отлучение от церкви.

Лишь через 700 лет Константинопольский патриархат на своём соборе 1872 года даст определение ереси, вскрытой и обличённой русским святителем, назвав её этнофилетизмом – учением, оправдывающем принесение местечковых племенных интересов в жертвы единству церкви. А ведь именно того требуют ныне местечковые и временные правители окраины Руси от Константинопольского патриарха.

Кирилл Туровский направил ряд своих посланий лично Андрею Боголюбскому, который, покинув Малую Русь, заложил основы Великой России. Основы, выдержавшие драматическое и болезненное преображение древней Руси в единственное суверенное православное государство на Земле, будущую империю – охранительницу православия в мире. И символично, что сам святитель в этой цепи преображений и территориальных связях между Русью Малой и Русью Великой выступил звеном, представляющим Русь Белую. О чём и поётся в тропаре «златословесному учителю, просветившему концы русския».

«Сей блаженный Кирилл родился и вырос в городе Турове, – читаем в житии святого. – Сын состоятельных родителей, он не любил, однако же, богатства и тленной славы сего мира; но прежде всего, старался постигнуть учение Божественных книг и достиг совершенного их познания». В тридцать лет он принял постриг, и через некоторое время ушёл в затвор. Здесь он создал свои первые богословские произведения.

Праведность, молитвенность и, как следствие, мудрость Кирилла принесли ему почитание как Туровского князя, так и простых горожан. По их общему настоянию монах был рукоположен в епископа города Турова. Согласно Ипатьевской летописи, это произошло в том же 1169 году, когда уже епископ Кирилл Туровский смог возвысить свой голос на киевском церковном соборе, осудив владыку Владимиро-Суздальского.

И в тот же год в Киеве, на 200-летие преставления святой княгини Ольги, святитель в Софийском соборе у раки равноапостольной княгини впервые прочитал посвящённые ей канон и стихиры. C тех пор за ним начинает закрепляться прозвание Русский Златоуст.

Потому-то и предоставлена была ему честь произнести в Киеве слово на обновление Десятинной церкви. Слово – ответ Порошенке на его «прощание с русским миром» (хотя ведь уже было «остаточне прощавай» в связи с «соскоком» с «газовой иглы» и последующей паникой, когда «Газпром» прикрутил-таки вентиль. Было и «безвизовое» «прощай немытая Россия», после чего Киев, не говоря уже о райцентрах, сидит без горячей воды, а «безвизу» – не прошёл и год, как наступил закономерный конец …). Символично и то, что место, где стояла церковь, в которой было произнесено слово о русском мире, стала в Киеве главной точкой противостояния между автокефалистами и православными.

Десятинный монастырь на фоне Андреевского храма, построенного царицей Елизаветой. Его уже отдали «автокефалам»

Десятинный монастырь на фоне Андреевского храма, построенного царицей Елизаветой. Его уже отдали «автокефалам»

Самопровозглашённый «Киевский патриархат», на чьё признание Константинополем так рассчитывает Порошенко, уже переместил в Десятинный переулок свои офисы, чтобы обосноваться в этом сакральном для православия на Руси месте. Но вот «беда»: на этом намоленном месте уже стоит небольшой монастырь канонической церкви – дабы не пресекалась более молитва православная здесь. Потому-то и ополчились бесы украинства на церковь.

И наконец последний символ.

Славословие равноапостольной княгине Ольге было прочитано святителем Кириллом в Софийском соборе. Именно в нём четыре года назад состоялся экуменический молебен в честь вступления Порошенко в должность президента. Именно в митрополичьих палатах Софийского монастыря, так и не отданного государством законному владельцу – построившей его канонической церкви – устроен ныне президентский зал приёмов. Банкеты с танцульками проводятся у могил православных мучеников. При этом «малый софийский» храм древнего монастыря канонической церкви отдан государством созданному лишь в 1992 году «Киевскому патриархату» – фактической основе той самой «Единой поместной православной украинской церкви» (ЕППУЦ). И вот уже полтора десятилетия на Софийский собор претендует главный бенефициар возможной «автокефалии Украины» – униатская «Украинская грекокатолическая церковь».

Не раз уже и униатские лидеры, и лидеры украинских «автокефалов» проговаривались, что автокефалия – лишь промежуточный этап к переходу под омофор папы римского. Взять хотя бы послания по поводу обращения Порошенко и Рады к патриарху Варфоломею. На встрече с послом США глава украинских униатов Шевчук доложил, что «создание ЕППУЦ является только первым шагом для достижения единства церквей Владимирова Крещения»: «Следующим шагом является экуменический диалог между УГКЦ и объединенным украинским православием в направлении восстановления первоначального единства этой церкви». Ну а «восстановление первоначального единства» возможно исключительно «вокруг престола наследника апостола Петра».

Однако может возникнуть вопрос, какое отношение униатские чада понтифика (большинство депутатов-инициаторов письма к Варфоломею – «грекокатолики») имеют к православному Софийскому собору? А такое, что, мол, во времена его строительства, церковь была ещё неразделённой, а, следовательно, все католики (в т. ч. «грекокатолики») – якобы наследники «Владимирового Крещения».

Только, как мы уже отмечали, в 1054 году откол латинян от православия был просто окончательно задокументирован. Существовал же он к тому времени, – также не раз официально будучи заверенным, – уж двести лет. Об этом прекрасно знал князь Владимир на момент выбора веры. Тот же выбор совершила равноапостольная Ольга: за 18 лет до Владимирового Крещения католическая миссия потерпела в Киеве провал (не всем послам папы удалось даже жизнь сохранить). Зерно православной веры посеяла княгиня во внуке Владимире. За это и читал ей славословие в соборе, построенном её святым правнуком Ярославом, владыка Кирилл Туровский. За выбор веры, которую во времена Ярослава и Кирилла закоренелые уже в своих ересях латиняне христианской не считали. Всего лишь через тридцать лет после «Великого раскола» митрополит Киевский Иоанн IV писал папе Григорию VII: «Враг истины и противник единодушия отчуждает братскую любовь вашу от целого христианского стада, внушая, что мы не христиане».

Чей выбор поддержим мы? Ольги и Владимира, Ярослава и Кирилла или Порошенко с Денисенкой, Шевчука с Парубием?

 

Автор: Дмитрий СКВОРЦОВ

Источник

 

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

👁 189