241773875

(Русский) Путинский газопровод в обход Украины

👁 633

عفوا، هذه المدخلة موجودة فقط في الروسية. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Логотип Апостроф

Три самые большие проблемы Украины от «Северного потока — 2».

Германия окончательно разрешила строить в своей исключительной экономической зоне «Северный поток — 2» — газопровод, по которому российский газ будет поступать в Европу в обход Украины. Эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский объяснил «Апострофу», почему Берлин решил игнорировать возражения против этого проекта Владимира Путина, и какие проблемы его реализация создаст для Украины.
То, что компания Nord Stream 2 получила разрешение на прокладку участка «Северного потока — 2» в немецкой экономической зоне, было ожидаемо даже для Нафтогаза Украины. Какие будут дальнейшие шаги? Трудно сказать. Ведь надо понимать, что проблему «Северного потока — 2», как бы ни хотелось, нельзя отделить от политических взаимоотношений Киева и Москвы. Чем выше градус накала, тем меньше шансов, что удастся сохранить транзит газа по украинской территории.
Если без политики, только экономический интерес, то, во-первых, «Северный поток — 2» выгоден всем участникам: Газпрому, а также немецким, итальянским, французским газовым компаниям, которые вместе с Газпромом работают над его реализацией. Ведь деньги за транзит будут получать в Европе, а не на Украине.
Во-вторых, с логистической точки зрения он выгоднее, потому что он более новый, а значит, более экономичный и менее вредный для окружающей среды по сравнению с украинской газотранспортной системой. К сожалению, мы очень серьезно отстали в вопросах модернизации газоперекачивающих агрегатов на газовых станциях. Это проблема, потому что бизнес, помимо политических рисков, считает риски экономические.
Но есть и политические моменты. Достройка «Северного потока — 2» и увеличение транзита российского газа в направлении Германии, безусловно, дает Берлину значительное преимущество в Европейском союзе. Германия, можно сказать, становится «директором-распорядителем», у нее гарантированных 100-110 млрд кубов газа, которые она распределяет по ЕС. Давайте не забывать, что это не просто транзит газа, а еще и реализация инфраструктурных проектов, реализация политических договоренностей.
Самый больной вопрос для Украины: что мы можем предложить взамен? Да, мы можем предложить более мощную, в какой-то степени более надежную систему (когда труба идет по сухопутной территории, с технической точки зрения это всегда лучше). Плюс наличие подземных хранилищ газа — это возможность гасить пики потребления зимой за счет газа, который там находится.
Заявление представителя Госдепартамента США Хизер Нойерт о том, что компании, принимающие участие в строительстве газопровода (в обход Украины, — «Апостроф»), могут попасть под действие американских санкций, и о том, что этот проект подрывает энергетическую безопасность Европы, — абсолютно абсурдны. Каков интерес США к европейской газотранспортной системе? Это чисто политический интерес и попытка сохранить влияние Вашингтона на Берлин.
С точки зрения источников поставок, что российский газ будет идти по «Северному потоку — 2», что по украинской газотранспортной системе — ничего не меняется. Рост доли Газпрома на европейском рынке не ожидается в ближайшие годы. Все эти угрозы — не более чем противостояние Москвы и Запада. Меркель, кажется, на встрече с польским премьер-министром сказала, что этот «Северный поток — 2» является сугубо экономическим проектом. Кроме того, европейские политики говорили, что экономические потери Украины — не аргумент, мол, мы не работаем на Украину, мы работаем на свою экономику, и, если нам это выгодно, мы будем реализовывать эти проекты.
Мы видели, что даже те санкции, которые вводились ЕС в отношении российских компаний с 2014 года, они благополучно обходили. Россия — это огромнейший рынок для Европейского Союза, 140 миллионов населения. Никто не хочет терять огромный рынок. И даже под угрозой американских санкций европейские компании будут продолжать сотрудничать с РФ.
Безусловно, Украина много чего теряет с «Северным потоком — 2» и получает ряд проблем.
Во-первых, мы теряем статус крупнейшего транзитера. А это также инфраструктурные проекты, которые сопутствуют транзиту газа по украинской территории.
Во-вторых, мы теряем деньги. Речь идет о сумме 2 — 3 миллиарда долларов, которые платит Газпром за транзит газа по украинской территории. По прошлому году будет ближе к 3 миллиардам долларов, потому что прокачали 90 миллиарда куб. м газа по украинской газотранспортной системе.
Третья проблема, которую создает этот проект, — проблема с газоснабжением уже наших внутренних потребителей. В случае сокращения транзита (тут цифры разные, Газпром называет 15 миллиардов кубов, а по объективным оценкам на уровне около 30 миллиардов куб. м сохранится транзит газа по нашей территории) газотранспортная система в существующем виде уже будет не нужна, она будет генерировать убытки. Соответственно, нужно пересматривать технические принципы ее функционирования, а это потребует очень серьезных вложений. И пока в правительстве никто не поднимал вопрос, как будут функционировать украинская газотранспортная и газораспределительная системы после 2020 года в случае негативного сценария.

Фото: © Nord Stream AG

Автор: Екатерина Шумило

Источник

Leave a Reply

لن يتم نشر عنوان بريدك الإلكتروني. الحقول الإلزامية مشار إليها بـ *

👁 633