1513353870

(Русский) Интеллигент против интеллектуала

👁 667

Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Разрыв в восприятии социальных ролей.

Интеллектуал бесконечно перемещается

На Фото: Капитан Альфред Дрейфус

Несколько месяцев назад мы опубликовали любопытный материал, раскрывающий понятия «интеллигенция» и «интеллигент». Нашим коллегам в hiSocrates стало интересно, почему мы решили разобрать именно этот феномен и опирались в своем анализе исключительно на русскоязычных авторов: А. Лосева, А. Соколова и Ю. Лотмана. Редакция hiSocrates поинтеросвалась у своих иностранных коллег, не владеющих русским языком, как бы они перевели на английский и на свой родной язык то, что для русскоязычного человека значит «интеллигент», и получили весьма неожиданные ответы.

Оказалось, что только в русском языке слова «интеллигенция» и «интеллигент» употребляются в столь широком и в то же время столь специфическом смысле. Западный исследователь предпочел бы этому слову более простое «интеллектуал», как это делал, например, Мишель Фуко. Поэтому здесь мы попытаемся выяснить, кто такой интеллектуал и чем он отличается от интеллигента.

Как утверждает Экономико-социологический словарь, понятие «интеллектуал» впервые получило широкое распространение во Франции в 1898 по случаю манифестации ряда писателей, литераторов и профессоров в знак протеста против действий правительства в деле Дрейфуса, подписавших ультиматум, опубликованный под названием «Манифест интеллектуалов». В дальнейшем, в ходе научного осмысления этого феномена, в качестве интеллектуалов стали рассматривать высокопрофессиональных ученых, выдающихся писателей, академиков, артистов – словом, тех, кто, как предполагается, представляет совесть нации в свете решения основных социально-экономических, политических и культурных вопросов.

Однако во второй половине XX века ситуация несколько меняется. Понятие «интеллектуал» становится одним из основных в постмодернистском дискурсе. Теперь интеллектуал – не то же, что русский интеллигент, столь близкий ему по значению. Интеллектуал в постмодерне – активен, в отличие от часто пассивного интеллигента.

В постмодернистской интерпретации интеллектуал как раз «выявляет и указывает в инертностях и принудительностях настоящего наличной истины точки уязвимости, проходы, силовые линии» [Мишель Фуко, «Интеллектуалы и власть»  прим.авт.].

Интеллектуал «бесконечно перемещается, не зная в точности ни где он будет, ни о чем он будет думать завтра, поскольку он очень внимателен к настоящему» [Мишель Фуко, «Интеллектуалы и власть» – прим.авт.].. Как раз «настоящее» и является предметом ре-проблематизации для интеллектуала, а главной его задачей в этом смысле становится правильное «диагностирование настоящего» [Мишель Фуко, «Интеллектуалы и власть» – прим.авт.]..

Поэтому задача интеллектуала – некая «культурная мобилизация», которая при этом не должна и «не может быть сведена к политике», ибо «ясно, что суть проблем … никак не изменилась бы при любом изменении правительства».

Интеллектуал и власти

На фото: Мишель Фуко

Интеллектуала, понятого именно таким образом, постмодернизм противопоставляет носителю так называемого «линейного типа мышления», который часто представлен как университетский преподаватель или любой представитель академической философской среды, неприятие к которой прослеживается во всей традиции постмодернизма.

В отличие от такого «преподавателя университета», выступающего  носителем «линейной воли к истине», интеллектуал разворачивает процесс «заботы об истине», не стремящейся завершиться в некоем результате, но носящий непрекращающийся процессуальный характер. Фуко писал:

«Быть одновременно и преподавателем университета, и интеллектуалом — это пытаться заставить играть тот тип знания и анализа, который преподается и принимается в университете, таким образом, чтобы изменять не только мысль других, но и свою собственную», — именно эта «работа по изменению своей собственной мысли и мысли других и представляется… смыслом существования интеллектуала».Мишель Фуко, «Интеллектуалы и власть»

Сущность интеллектуала определяется со ссылкой на его универсальность и космополитичность.

Собственно, Фуко был одним из первых интеллектуалов именно в этом, новом значении данного слова. Примечательно, что сборник его статей и интервью носит название «Интеллектуалы и власть». Именно в этих трех небольших книгах Фуко раскрывает то, что, возможно, было недосказано в основных его произведениях.

Для нашего исследования наиболее интересно прерванное интервью «Интеллектуал и власти», датированное маем 1981 года. В этой беседе Фуко устанавливает социальный статус интеллектуала, который по отношению к власти по определению не может быть иным, нежели статус маргинала:

«Интеллектуалы перестали быть марксистами в тот момент, когда коммунисты пришли к власти»Мишель Фуко, «Интеллектуалы и власть»

Таким образом, интеллектуал в понимании Фуко принципиально не может быть властным субъектом, по крайней мере, в социально-политическом значении:

«Я полагаю, что интеллектуал может, если захочет, внести важный вклад в восприятие и критику этих вещей, откуда совершенно естественно – если люди этого хотят – выводится определенный политический выбор»Мишель Фуко, «Интеллектуалы и власть»

При этом интеллектуал Фуко вовсе не должен противопоставлять себя власти, его задача, учитывая неизбежность последней, сотрудничать с ней так, чтобы указывать на ее слабые места, чтобы она не становилась тиранией, а значит – критиковать ее:

«Речь идет не о том, чтобы освободить истину от всякой системы власти (что было бы просто химерой, поскольку истина сама есть власть), но об отделении власти истины от различных форм гегемонии (общественных, экономических, культурных), внутри которых она действует до сих пор» Мишель Фуко, «Интеллектуалы и власть»

Фуко по-своему интерпретирует расхожую фразу о функции интеллектуала как общественной совести. Он не согласен с тем, что интеллектуал несет ответственность за ошибки общества, однако полагает, что именно он должен позаботиться о том, чтобы общество было в состоянии нести эту ответственность самостоятельно:

«Кто такой интеллектуал, если не тот, кто работает над тем, чтобы у других не было столь чистой совести?»Мишель Фуко, «Интеллектуалы и власть»

Интеллектуал в современности

На фото: Теодор Адорно

Собственно, интеллектуал в современном понимании этого слова и возможен лишь в системе дисциплинарной власти: с властью-господством можно лишь бороться и быть либо поверженным (казненным, изгнанным), либо победителем [тогда это называется переворотом, революцией и т. д. – прим. авт.]. Система дисциплины не требует и не допускает этого. При ней возможно сохранить равновесие, небольшие сферы интеллектуальной свободы, независимость и критичность мышления хотя бы части людей. Именно этим и призван заниматься интеллектуал.

Он слегка развеивает дымку дисциплины, показывает обывателю, что может быть еще вот так и об этом стоит задуматься. Он не позволяет сгнить человеческому мозгу в дисциплинарном болоте власти. Интеллектуал – это врожденный либерал Теодора Адорно, тот, кто не терпит власти над собой и не претендует на власть над другим.

Итак, интеллектуал для Фуко – это тот, кто уравновешивает отношения власти в дисциплинарной системе, ограничивает действие этой власти и добавляет немного интеллектуальной свободы дисциплинарному обществу тотального контроля.

Постмодернистское понимание интеллигента, предложенное Фуко, более всего, пожалуй, согласуется с дефиницией Лосева, считавшего, что интеллигент – это некто, активно способствующий совершенствованию социальных отношений, не просто созерцатель, но активный участник общественной жизни, стремящийся, опираясь на собственную высокую культуру и знания, улучшить ее. Прочие подходы к определению интеллигента скорее описывают его личные качества и внутреннюю жизнь, не касаясь социальной роли.

Что ж, получается, что ключевое отличие интеллектуала от интеллигента находится в сфере его социального проявления, в ответе на вопрос о том, что и как предпринимает конкретный человек для изменения мира, недостатки которого прекрасно видит как интеллигент, так и интеллектуал. Разница лишь в том, что первый заботится скорее о собственном нравственном уровне и личном самосовершенствовании, второй же заинтересован в изменении социальных отношений и состояния общества.

В любом случае, как интеллигент, так и интеллектуал определяются не уровнем общей культуры или образованности, но своими нравственными качествами и моральными убеждениями. И в этом смысле оба понятия представляют собой интересную и глубокую тему для этического исследования.

Рекомендуем:
  1. Мишель Фуко «Интеллектуалы и власть»
  2. Теодор Адорно «Исследование авторитарной личности»

 

Автор: Жанна Мамедова

Источник

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

👁 667